Сова Психолог

Сайт психологов: Юлии Совы и Анны Фридом

Рассказ “Слово”

| 0 комментариев

Поделитесь с друзьями:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В отделе с утра обсуждали приказ, который лег на стол директору. “В связи со смертью работника, п.6, ст. 183” – гласила суровая бумага. Подробностей никто не знал.

– Это он после выходных, просто напился, – утверждал начальник Дениса.

– Да ну, может, случилось что, в ДТП… – предположила Ольга.

Все ждали его жену. Наташа была штатным тренером компании. Она пришла, пряча заплаканные глаза. Со всех сторон ее как воронье окружали казенные словечки. “Соболезнуем… Держись… Еще замуж выйдешь, вот посмотришь”

Она диковато озиралась, когда утешатели брались устраивать ее личную жизнь. Она даже не могла сообразить, что уже стала вдовой.

– Да отстаньте вы от человека! – возмутился Андрей Иванович.

Вроде отстали. Наташа ходила как бледная тень. А через несколько дней исчезла. В прокуратуре не хотели ждать и сразу взялись за дело.

 

Все усложняло отсутствие записки рядом с телом. Дениса нашли повешенным в собственной квартире. Еще хуже было то, что днем раньше Наташа собрала вещи и съехала к подруге. Следак настаивал: “Вы ему угрожали? У Дениса Александровича две квартиры, три личных автомобиля. Между прочим, все приобретены до свадьбы!”

Потом следак приболел, его заменила девочка, тонкая, смешливая, с двумя жидкими косичками. Синяя форма на ней топорщилась, а еле слышный голос легко перебивало даже клацанье коллег по клавиатуре. Но Наташа внезапно раскрылась, словно потянулась к единственному живому существу во всем мире:

– Понимаете… Ведь я ему всего-то и сказала – ты еще пожалеешь, что родился…

 – Но это же не вы… я знаю, – шептала девочка, и Наташа заливалась слезами, забывая, как дышать.

 

Во вторник следовательница наконец дозвонилась до мамы предполагаемого самоубийцы: “У Дениса не было врагов на работе? У него были с вами нормальные отношения?” Мама ответила злобно: “Не знаю, он не звонил. Бывало, месяцами. Спрашивайте у жены, я тут причем!”

 

К четвергу следователь Алена Рыкова знала все. Денис Сергеевич приехал в Беларусь 10 лет назад. До того обитал в забытом богом краю, прячась в местном НИИ. Потом что-то в нем щелкнуло, и всего за год он осилил и переезд, и смену профессии.

 

“Кто он? Почему так?” – ломала голову следователь. Ей казалось, это не простой самоубийца. За этой историей есть другая, больше и важнее. Он программист – такие все держат в себе, не доверяя ни друзьям, ни родным. Из родных нашелся брат, священник на Алтае. Из друзей – ни одного. Только приятели. Ему было далеко за 30 – и не было детей. “Отшельник? Как это принято называть, интроверт?” – искала она ответ.

 

Навалились другие дела, и недодуманная мысль вылетела из головы. Только через две недели Алена снова вспомнила о странном самоубийце. В дверь деликатно постучали, зашла Наташа – следователь вспомнила ее с трудом. Все еще грустная, но уже при макияже, ухоженная. “Какие у нее тогда были опухшие глаза, как дрожали руки,” – вспомнила Алена.

 

Наташа протянула бумагу: “Вот. Я обязана была вам это принести. Из ячейки в банке. Это не моя история, и я не хочу, чтобы кто-то еще в нашей компании тратил время на ваши допросы”. Следователь держала в руках пожелтевший листок – двойной, из обычной тетради в клетку. “Читайте, читайте,” – настаивала Наталья. В руках у нее была стопка ксерокопий листка.

 

“Странное дело,” – подумала Алена и погрузилась в чтение. Очень скоро она забыла и про Наташу, стоящую словно по стойке “смирно” в затхлом кабинете, и обо всех остальных делах.

 

“Это я убил Николая Ивановича,” – начиналось письмо. Следователь села, и обхватив руками голову, прочла следующую строчку.

“Деда найдете за подвалами, в конце огорода, в селе Агеевка. Закопал глубоко – кости должны сохраниться.

Теперь о главном. Я десять лет жил в страхе, и больше не мог терпеть. Он угрожал (вымарано) моей семье. Ненавидел, как я бегаю, как играю с мячом. Гонялся, пока мать была на работе. Они все не знали. Я никому не говорил. Он грозился, что я пожалею о том, что вообще родился…”

Строчки расплылись перед глазами. Алена собралась и дочитала:

“О преступлении знал мой брат, но он в убийстве Николая Ивановича не участвовал. Прошу учесть это в случае следственных действий”

Подпись – Денис Сергеевич Головлев. Дата – 13.06.2010 года.

 

– Я могу идти? – сухо спросила Наташа.
– Да, конечно, – бесцветным голосом ответила Алена.
– Матери его сообщить?
– Не нужно, мы сами. И матери, и брату…

Когда дверь хлопнула, Алена закончила: “Не скажем…”

© Анна Митуневич, 2019

Поделитесь с друзьями:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Leave a Reply

Required fields are marked *.

*