Странное поведение и формы прерывания контакта

В предыдущей статье о странном поведении вы уже познакомились с базовым принципом: любое поведение кажется странным, пока:

  • оно не совпадает с шаблонами наблюдателя,
  • либо наблюдатель не находит объяснения происходящему (см. Случай с козявками, которые топили в стакане, по ссылке).

Однако даже после того, как вы нашли приемлемый ответ — откуда взялась странность, возникает следующий вопрос: а что с ними делать? Как обходиться с чужой странностью? 

В прошлой статье предлагалось

  1. изменить ситуацию (реакция «бей»),
  2. уйти из ситуации (реакция «беги»),
  3. не замечать странное поведение и не «отсвечивать», даже если что-то в поведении кажется странным (реакция «замри»).

Когда же применить подходящий тип реакции?

Кроме спонтанных («так захотелось») и творческих («думал-думал, ура, придумал!») решений, стоит еще посмотреть и на формы прерывания контакта с помощью странного поведения.

То есть, скорее всего, если вы «застопорились» в том, чтобы понять другого человека, он и сам вкладывает немало сил в то, чтобы уходить от общения, быть неудобным, не объяснять ничего другому, и так далее.

О прерывании контакта

Контакт — насыщенный обмен, общение, понимание друг друга, взаимодействие по-настоящему, в отличие от социально приемлемых («так надо»), функциональных («я — покупатель, ты — продавец») и шаблонных («когда кто-то злится — я пугаюсь») вариантов общения.

Главная идея контактирования в гештальт-терапии — это наличие потребности у обоих общающихся. Каждый пришел за чем-то, хочет получить что-то или отдать что-то. А затем, если реализовать потребность получилось, возникают чувства

  • благодарности
  • завершенности
  • полноты
  • удовлетворенности
  • удовольствия
  • радости
  • возможно, грусти, тоски, печали.

Вместо этого при общении со странным человеком может возникать ощущение:

  • дискомфорта
  • неполноты
  • незавершенности
  • неприязни
  • возмущения
  • злости.

«Я прыйшов — тебе нема! / Пидманула, пидвела!»

Получается, что большинство странностей мы готовы не замечать и в общем-то расценивать как особенность человека, пока не получится так, как в известной песенке. Когда вы чего-то хотели от человека, да просто и банально: интересовались им, а он к границе контакта «не пришел»:) Либо пришел и делал странные вещи:

  • пугал
  • стыдил
  • винил
  • оборонялся
  • нападал
  • игнорировал.

В терминах гештальт-подхода есть несколько форм прерывания контакта:

  1. слияние,
  2. интроекция,
  3. проекция,
  4. ретрофлексия,
  5. эготизм

Давайте попробуем рассортировать странности в поведении по каждой из форм прерывания контакта.

Итак,

Слияние. Потребность не выделяется как таковая. «Чего хочу — не знаю«, зато про другого человека склонный к слиянию «заранее все знает». «Тебе холодно», «тебе будет это полезно». Одновременно спросить, «а чего же ты хочешь, друг сердешный?» такому человеку очень тяжело.

В крайних случаях склонные к слиянию переходят на «Мы-сообщения» (вместо я-сообщений): Мы пойдем? Мы покушали в кафе. (По аналогии с естественным слиянием у мамочек: «мы покушали, мы покакали», хотя кушал и какал, по большому счету, сам ребенок).

Вывод: хотите выдержать общение со «сливающимся» человеком — почаще выясняйте, чего он хочет. Одновременно не примеряйте к себе все, что он о вас говорит. Часто такие люди проецируют на других свои потребности, желания, боль и чувства.

Интроекция. Краткое описание формы прерывания — переход в «так надо», «я знаю, как!», обращение к авторитетам. «Надо есть кашу по утрам!», «Я должен к 30 завести свой бизнес». Интроекция — довольно неприятная штука, так как вместо опыта человек «запихивает» в себя шаблонные решения, готовые ответы.

Вывод: если вам очень нужно поговорить с конкретным человеком, у которого ведущая форма прерывания контакта — интроекция, потерпите. Не спорьте с интроектом, который вам может «прилететь». Не считайте себя «каким-то неправильным» либо наоборот, «обязанным раскрыть человеку глаза, что так делается не всегда».

Проекция. В норме — помогает ориентироваться в жизни, быстрее соображать и понимать, в каких условиях человек оказался. Но за пределами своей функции начинает напрягать. Проекция — это «заранее знание». Проекцией можно назвать и план на неделю, месяц, год (а вдруг жизнь внесет кардинальные коррективы?). Когда человек в общении много проецирует на вас, выдержать общение довольно тяжело. Как вариант, ваш собеседник может «все-все знать», заранее «просчитать» все ваши шаги. Часто наступает после продолжительной интроекции («как надо», «как есть» превращаются в — «и тебе это надо», «и ты вот так поступаешь, я знаю!»).

Вывод: с провидцами, предпочитающими проекцию, придется выдерживать неприятные для вашего собеседника мысли, идеи, которые он может попытаться приписать вам. В особо сложных случаях отвергаемые части личности будут мешать не только видеть вас таким(ой), какой(ая) вы есть, но и провоцировать настоящие драмы. Энергии много — а девать некуда. Будьте собой, помните, кто вы, зачем вы общаетесь с этим человеком, что хотите получить.

Ретрофлексия. Когда я писала эту статью, на Проекции я уже откровенно устала, но тут пришло время Ретрофлексии. «Час от часу не легче!» — огорчилась я. Но если коротко — то при ретрофлексии человек накапливает энергию (для контакта) и использует ее не по назначению (как бы разворачивает на себя). Может думать, удумывая себя до смерти, может просчитывать, планировать, пилить себя, заниматься самоедством и самобичеванием (вместо того, чтобы проверить, как оно в реальности — может, ущерба как раз никому и не причинил).

Вывод: если вам по каким-то причинам нужно «достучаться» до такого человека, попробуйте одну из двух техник:

  • либо уйти и вернуться попозже, когда энергии будет поменьше, и будет шанс, что человек направит, наконец, ее на общение с вами,
  • либо остаться рядом (если есть время) и молчать, не напрягать, просто быть. Через какое-то время многие замечают, что они-то ушли «вовнутрь», а рядом есть кто-то еще.

Эготизм. «Вумный, как вутка!» — говорила моя бабушка. Эготизм — это анализ и желание соответствовать некоему идеалу, выстроенному в голове. Крайний случай — во время секса думать о том, «а как же я выгляжу со стороны». Нормально, когда это происходит в 5-7 лет («Папа, не кури!», «Мама, надо мыть руки!»), но не особенно приятно, когда человек все анализирует и себя пытается «запихнуть» в идеальную формочку  в сознательном возрасте.

Вывод: если вам небезразличен человек, а он вместо общения с вами страдает, что его неидеальная челка, рубашка, ответ, идея оказались такими неидеальными, попробуйте говорить с ним о чувствах. Скажите впрямую, что вам важен именно он, а не его брюки, юбка, идеально причесанные идеи или мысли. Что он вам нужен живой и развивающися, изменчивый, в общем, сам свой.

Поверьте, пройти мимо такого искреннего проявления очень, очень сложно!)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *