Маленькие причуды: Рассказ

Было без пяти минут восемь, когда у Вити зажужжал в кармане мобильный. В подсобке было тесно, тускло, а лампочка – банальная “сороковка” – не помогала делу.
— Чертова балалайка! – выругался он и нашел аппарат.


Изучив фото на экране, поднял:
— Да, шеф. Да, открываем магазин. Можете вылетать, я справлюсь. Понимаю, волнуетесь. Отдыхайте.
От того, как он справится, зависит многое. Если все пройдет гладко, он сможет стать управляющим магазином. Не заведующий отделом, как сейчас. Не завхоз, как на прошлом месте работы. “У-пра-вля-ю-щий…” – посмаковал слово Витя.
— А-а-а! – заорала Тамара.
Женский визг вывел Витю из ступора. Он выбежал в зал, задевая углы витрин. Острые края хватали его за джинсы как злые собаки. Женский вопль уже перешел в тихие причитания. Под ногами захрустело стекло.
— Что это? – опешил Витя.
— Виктор… Виктор Иваныч, – запнулась Тамара.
— Кто это сделал?
— Я не видела, – прошептала продавец.

Помещение выглядело так, будто по нему прошел ураган. Ошметки ремешков от наручных часов, измятый пластик, выдавленные корпуса, разбитые стекла. У некоторых, самых крупных часов, выломали стрелки. Их, кстати, нигде не было видно.
— Виктор… Витя, это конкуренты? – прошептала Тамара.
— Вряд ли.
К ним подошла, не торопясь, грузная Вера. Она никогда не откликалась до начала работы. Пила чай, болтала с очередным странным кавалером по телефону – в наушниках. Глянула – и через пару минут она пришла с двумя чашками. В каждой дымился чай с лимоном, от которого жгуче пахло настойкой пиона.
— Пейте. Потом разберемся.

Срочная уборка забрала у них остатки сил. Бегать приходилось осторожно, продвигаясь как на пуантах среди битого стекла. Только вычистив завалы, они заговорили.
— Вить, я же знаю, Иваныч тебя это. Хочет управляющим поставить.
— После такого поставит. В самый раз. Уехал на Мальдивы, а я ему магазин разорил.
— Может, обойдется?
Виктор с сомнением посмотрел на нее. Он уже понимал, чем грозит ему прерванный отпуск шефа и убытки. Посоветовавшись с юристом, он выяснил, что на ментов надежды нет.
— Камера! – вспомнил Витя.
На том конце обычного городского телефона ответили:
— Департамент охраны. Да, разберемся.
Через пару часов горе-охранники объяснили: сигнализация не сработала. Видео с камер скинули быстро.
После обеда Витя получил по электронке предполагаемого злоумышленника. На видео паршивого качества не разглядеть ни лица, ни цвета волос. Высоковатый, но не лом, спортивный, но не качок. Так одеваться могли и пацанята-старшеклассники с района, и какой-нибудь пенсионер из бывших спортсменов.

Кого заставить отвечать за погром?

Виктор решил примерно прикинуть убытки и быстро понял, что пострадали только часы. Все остальное сохранилось. Хуже того: это не кража. Кроме нескольких пар стрелок ничего не вынесли.

“Это что-то личное, “ – решил Виктор.

Оставалась самая малость – понять, кто это. Расспросить Томку и Веру было просто, но они ничего особенного, а тем более связанного со “спортивными мужиками”, вспомнить не смогли.
— Постой, – дернула его за локоть уборщица.
— Чего?
— Я уже пятый раз выхожу, а там баба одна. Молодая.
— Причем тут баба! – взорвался Витя.
— Может, и ни при чем, – скривилась уборщица. – Только я ее уже видеть не могу.
— Н-ну? – рассеянно спросил Витя.
— Выхожу, а она в витрину пялится. Мою стекло – она там. Стоит, глаз не сводит. Аккурат там, где сегодня побили.

Виктор пропустил ее слова мимо ушей. Хотелось отделаться от назойливой, слишком разговорчивой “технички”.

Взяв бутылочку безалкогольного пива, Виктор пошел на обед. Во дворе жилого дома, куда смотрел служебный вход магазина часов и аксессуаров, было по-летнему тепло. Жмуриться пришлось недолго. Повеяло гарью. Витя поморщился и пошел туда, откуда пахло – ему по-человечески хотелось набить морду тому, кто испортил единственное спокойное время дня.

— Э, мужик, ты совсем с дуба рухнул? – крикнул он парню.
— Парень глянул через плечо и бросил что-то черное, большое. Дым заклубился.
— Эй, стой! – возмутился Витя.

Гад, устроивший пожар в мусорке, ускорил шаг. Еще миг спустя он побежал. Виктор рванул за ним. Скоро преследуемый нырнул в подъезд. Витя скорее почувствовал, чем понял, что надо остаться. Спрятавшись под козырьком, он размышлял о том, что увидел. Странная реакция насторожила Виктора. Дальше он сопоставил взгляд, черную вещь, похожую на куртку, рост мужчины…
“Неужели нашел вора?” – забилась в висках тугая мысль.

Ждать сбежавшего оказалось противно. Набежали тучи, рвал ветер. Витя жалел, что выскочил без куртки. В боковом кармане нащупал мобилу – поиграть хоть, что ли, стоя под козырьком… На тихом режиме пришли три тревожных сообщения от шефа. Он спрашивал, нужно ли ему возвращаться из Борисполя. Сомневался, поможет ли его присутствие. Витя решил не отвечать.
Облизывая пересохшие губы, он с тоской вспоминал брошенную бутылку пива. Бутерброды тоже остались в подсобке. “Врешь, не уйдешь!” – подначивал себя будущий управляющий магазином. “Я тебя пересижу!”
Он чувствовал, что хочет сделать хоть что-то, чтобы схватить урода.

Три часа спустя подъехала “Скорая”. В бригаде было пара крепких мужиков.
— Странно, – сказал вслух Витя.
Через минут десять вывели женщину. Она смотрела вникуда пустыми глазами, а ноги ее, казалось, вообще не держали. Вслед за ней вышел тот самый мужик. Спрятавшись за куст, Витя дождался, пока женщину увезут, и неслышно подошел к подозрительному типу. Схватил за кисть и завернул – как учили в далекой юности.
— Ну что, поговорим?
— Эй, ты, больно же!
— Или ты расскажешь, что это было, чудила, или я тебе и больнее могу сделать.
Мужик обмяк и даже не вырывался. Вдруг Виктор догадался:
— Жена?
— Да…
— Куда ее забрали?
— В “Новинки”…
— В дурку? Чего?
— “Галюники” начались.
— Ну а магаз ты нам зачем разбомбил? Чего добился?
— Надо было, – сжал губы мужик.
— Ладно тебе, – примирительно сказал Витя. – Отпускаю. Но ты это, не рыпайся. Бегаю я хорошо.

Он предложил подняться наверх, но несчастный муж отрицательно помотал головой. Витя догадался: там все напоминало о жене. Пришлось сгонять вместе в магаз за водкой, а потом выбрать скамейку под березами, чтобы не капало.
— Рассказывай, че там, – небрежно кинул Вася и нажал на кнопку записи диктофона.
— Меня зовут Иса. Ее – Майя. Пару месяцев назад у нее… у нас умер малыш. С тех пор у нее завелись маленькие причуды. Она все время переставляла время на часах. Подправит – и бежит по всему дому исправлять. Надо было успеть переставить все часы на одно деление. Чтоб минута в минуту. Потом она стала их покупать – еще и еще. Я уходить на работу боялся, понимаешь?
— А магазин ты зачем разгромил?
— Нервы не выдержали. Дома собралось больше десятка часов. Я жены не видел – она ходила, подправляла…
— …Как он умер? – решился спросить Витя.
Иса встрепенулся, перевел на Виктора красные от сдерживаемых слез глаза:
— Она ждала его из садика… К шести… Забирала няня, переводила через дорогу… Там, на переходе, где магазин часов, время для него остановилось.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *