Как происходит сепарация: гештальт терапия для нуждающихся в сепарации с «родителями»

Одна из очень частых современных бед у людей — отношения со значимым человеком неосознанно строятся с целью слияния. «Есть только «мы», никаких «я», собственных желаний», «Куда двое — туда и третий», «Мы — единое целое», «Мы — семья». Слияние позволяет «заткнуть» душевные дыры, из которых тянет сквозняками одиночества, разочарования, грусти, ярости, чем-то другим. Вернее, кем-то — и этим «кем-то» становятся:

  • — партнеры,
  • — дети,
  • — домашние животные (отсюда и мем о 40 котах сильной, независимой женщины),
  • — работа,
  • — увлечения, творчество,
  • — путешествия, поиск адреналина,
  • — зависимости.

Противоположным процессом слиянию считается сепарация. Это очень важный процесс, который начинается с первых дней жизни (физическая сепарация от матери) и заканчивается… у кого как. У некоторых не заканчивается до конца жизни, у иных — укладывается в 20, 30, 40 лет жизни.

А как же в норме? И как проходит сепарация в гештальт терапии для тех, кто «не успел» в обычных детско-родительских отношениях?

В норме сепарация выглядит следующим образом:

1. От рождения ребенок перестает быть «подключенным» к системам матери — кровеносной, например.

Он самостоятельно осуществляет:

  • — газообмен со средой,
  • — поглощение питательных веществ,
  • — вывод того, что ему уже не требуется.

 2. От 1 года (хождение) и старше ребенок пробует увеличивать расстояние между собой и матерью

  • — отойти и вернуться,
  • — игры в «ай, ку-ку!»,
  • — исследование мира.

 3. От 2 лет и старше (в 2-3 года) происходит самая «кровавая» драма сепарации

  • — есть «я» и есть «мама», независимый и не зависящий от меня объект (существо),
  • — исследуется мир, но необходимо возвращение к матери, от которой ребенок зависит.

Главный вывод по завершении периода сепарации:

— я не исчезаю от того, что мамы (временно) нету рядом,

и одновременно: — я, оказывается, нуждаюсь в маме, в возвращении к ней (после игры, например).

 

4. Следующая драма сепарации наступает, условно говоря, в 12-13 лет (в подростковый период):

— выясняется, что у меня могут быть свои ценности, свои интересы,

— подвергаются перепросмотру родительские ценности и установки.

 

Главный вывод: я могу иметь свои интересы, свои убеждения, свою компанию, И ВЫБИРАТЬ ИХ.

Мои установки, мои идеи не всегда должны совпадать с родительскими. Меня с моими новыми, собственными догмами, интересами, ценностями — выдерживают близкие люди.

 

5. Конечный пункт сепарации

Это фаза «вылета из родительского гнезда» (для ребенка) и столкновения с «синдромом пустого гнезда» (для родителей).

Происходит условно в 20 лет (кто-то уезжает учиться и в 16, другие дотягивают до 30 и старше).

 

6. Полностью завершенная сепарация с родителями

Таковой можно считать момент, когда ребенок наконец и сам становится родителем — и может оценить тот вклад, который сделали в него родители, те сложности, с которыми они столкнулись.

 

В чем проблема того, как проходит сепарация?

Казалось бы, естественное развитие ребенка и его естественное продвижение от полной зависимости младенца до полной автономности и независимости взрослого человека должна бы радовать и встречать понимание.

Однако вместо этого сепарация может быть осложнена:

1) определенной ролью в семье — «козла отпущения», «светлого рыцаря-спасителя», умника, единственного в семье ребенка, ухаживающего за пожилым человеком лица, няньки для младших детей — тогда вместо нормальной сепарации (которая, по сути, довольно эгоистичный процесс, и требует времени, внимания, сил родителей, посвященных ребенку) получается своеобразный запрет на те или иные формы проявлений.

«Как это — гулять с друзьями? А кто Ваню из садика заберет?»

2) недостатком ресурсов у родителей (тяжелые времена, плохие условия) — тогда вместо поддержки своему отделению ребенок получает готовые ЦУ:

— туда не ходи,

— с теми не гуляй,

— учись, а то дураком помрешь,

то есть его начинают винить («своей сепарацией ты приносишь ущерб, а не пользу») или же стыдить («такой, какой ты получаешься — ты нам не подходишь», «ты не нашего роду-племени», «в кого ты такой уродился?») — подробнее см. «Токсический стыд, токсическая вина»

3) в целом отсутствием здоровых границ  в семье на протяжении нескольких поколений, отсутствием нормальной сепарации (опознается как по «благостному слиянию» с бабушками-дедушками, единодушием с ними, так и по вечным склокам в семье — бесплодным попыткам уже взрослых родителей «отсепарироваться» от собственных родительских семей).

 

Чем поможет гештальт-терапия для сепарации?

Как правило, терапия в случае, если клиент ощущает необходимость «отсепарироваться» от родителей, направлена:

— на восстановление границ («за что ты ответственен, а за что нет?», «что реально в твоих силах изменить, а что — нет?»),

— на нахождение ресурса («к кому, кроме заинтересованных в слиянии с тобой родителей или партнера, начальника, работы, бутылки, ты можешь прибегнуть за помощью?» «Что бы тебя могло поддержать, утешить, восстановить силы и веру в себя?»),

— на «доращивание» в необходимом возрасте (см. подробнее в статье «Психотерапевт как мама«) — легализация права уйти и вернуться (кризис 2-3 лет), права иметь собственные убеждения (проживается подростковый кризис), и т.п.

 

Как выглядит сепарация после прохождения терапии?

1. Клиент видит реальных родителей, а не идеальные или обесцененные («ужасные») фигуры. Знает, в чем может получить от них поддержку, а в чем — нет.

2. Клиент способен сам быть для себя «мамой» (позаботиться о себе) и «папой» (пойти за достижениями, структурировать свое время, составлять планы и выполнять их).

3. Клиент способен выдержать фрустрации (разочарование, несоответствие) своих представлений о мире, и корректировать их самостоятельно. Например: что конкретный интересующий его человек не заинтересовался им. Что какие-то отношения уже не состоятся, какие-то возможности упущены.

4. Клиент способен выдержать приближение и отдаление, не «влетает» в общение или отношения, а приближается постепенно, способен присматриваться в начале общения — и благодарить, ценить полученное, выбрасывать ненужное — в конце общения (или на более крупном масштабе — в конце отношений).

Это — наиболее гармоничное и наглядное описание результатов сепарации.

В результате сепарации от довлеющих родительских фигур клиент ощущает себя отдельным человеком, заботится об удовлетворении своих потребностей, берет на себя ответственность за это, и не перекладывает на партнера, родителя, других людей.

 

Для тех, кто любит «погорячее»

По И. Хофману, есть несколько типов сепарации:

1.  Эмоциональная (касается зависимости от одобрения родителями).

2. Аттитюдная (сам себе определяю и «выставляю» оценки, сам оцениваю окружающий мир, на основе личных «разработок», как правильно и как неправильно).

3. Функциональная (сам себя обеспечиваю).

4. Конфликтная (способность отличаться и отделяться от папы с мамой или их заместителей без чувства вины за это).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *